Создатель Ethereum Виталик Бутерин поделился своими соображениями о том, почему блокчейн-проекты в большей степени склонны к самосовершенствованию, пишет Dailyhodl.

В новом видео на YouTube канале Zcash Бутерин объяснил, почему он не поддерживает ончейн способ управления как в EOS, при котором держатели монет имеют право голоса для выбора создателей блока (делегата), которые поддерживают сеть и проверяют транзакции.

«Пару лет назад я был скорее на одной стороне с единомышленниками Tezos-EOS, которые считают, что управление необходимо. Сейчас я абсолютно уверен в обратном, эти люди заблуждаются.

В EOS действует 21 создатель блока. Чтобы попасть в число этих создателей, вы должны голосовать или за вас должны проголосовать пользователи со значительным количеством монет.

На текущий момент в голосовании приняли участие около 17% владельцев EOS. Наибольшее количество голосов имеет делегат Bitfinex, у которого около 3,5% голосов от общего количества. Из этих 3,5% 1,8% являются монетами, принадлежащими Bitfinex, оставшиеся 1,7% — просто случайные люди. Таким образом, благодаря этим 1,8% Bitfinex смог в одиночку попасть в список из 21 делегатов.

Эта привилегия дает им возможность получать 1% годовых, выделенный для делегатов EOS. При таком механизме голосования крупные участники, имеющие более 1,8% от всех монет, могут купить себе статус делегата и использовать его для заработка еще большего количества денег».

Бутерин выступает за управление вне сети, принимая во внимание пример биткоина, Ethereum, Zcash, Bitcoin Cash и Monero.

«В каком-то смысле система биткоина довольно консервативна, я сейчас привожу мнение пользователей, которые не могут влиять на развитие тех или иных функций. Я думаю, что Ethereum способен улучшать опции, которые нужны людям. Управление Zcash соответствует дорожной карте, что радует сторонников Zcash. Bitcoin Cash начинает исключать изменения. Запускаются и другие подобные блокчейны. Monero проводит хардфорки каждые шесть месяцев.

Я действительно считаю, что офчейн принятие решений на уровне протокола не имеет слабых мест».