Российская цифровая контрреволюция

На днях специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков заявил, что преимущество первопроходца сопряжено с рядом рисков и «стратегия быстрый второй гораздо эффективнее, чем попытки стать первыми».

Российская цифровая контрреволюция

В общем-то ничего нового, зачем что-то делать самим, когда есть такой инструмент как цап-царап.

Вроде история с заимствованием цифровой экономики, хоть и некрасивая, но безобидная. При всей риторике «, вперёд», страна продолжает оставаться на последних позициях и осуществлять заимствование, причём не в лучшем виде.

Однако последнее ноу-хау, подсмотренное в Европе и выполненное на свой лад, может стоить многих жизней. Речь идёт о лекарствах, точнее, о новой системе маркировки контрольными (идентификационными) знаками (КИЗ) лекарств.

Эта система заработала система маркировки начала действовать с 1 июля 2020 года и на текущий момент привела к созданию дефицита целого ряда лекарственных средств, прежде всего в регионах.

Система попросту не работает, при этом в стране действует 100% запрет на продажу фармацевтической продукции без маркировки. Сотни тысяч упаковок лекарств не могут покинуть склады производителей или застряли на таможне.

Достаточно подробно ситуацию с дефицитом описала в программе «Код доступа» журналист Юлия Латынина, при этом она опиралась на информацию от представителей фармрынка. Все, кто хочет погрузиться в эту тему, рекомендую посмотреть её ролик на .

Больше всего в этой истории задевает подход к внедрению цифровых технологий, который в очередной раз отбрасывает нашу страну на задворки цифровой экономики.

В 21 веке система маркировки лекарств в России работает примерно так: по мысли разработчиков, которые подглядели идею в Европе, маркировка должна решить проблему неуплаты налогов и продажу поддельных лекарств. Для реализации этой цели на каждую упаковку лекарств клеится уникальный КИЗ — контрольный (идентификационный) знак, состоящий из 14 знаков.

По задумке авторов, это должно работать так: потребитель сканирует смартфоном код на упаковке лекарственного препарата и мигом получает всю информацию о нём: кто и когда его произвёл, где препарат хранился, когда поступил в аптеку для реализации и пр.

Согласитесь, это замечательная инициатива с самыми благими намерениями. Она спасает от покупки подделок или просроченных лекарств.

На деле выясняется, что услуга оказывается не так, как в Европе. Там подобная система построена на блокчейне, а QR-код создаёт и наносит сам производитель. Это открытая система с множеством операторов.

В России же система предельно централизована. Пояснить это можно на таком примере: вы произвели товар в Хабаровске и поставляете его во Владивосток. К вам приходит требование перед поставкой продукции во Владивосток, его надо отвезти в Москву по такому-то адресу, в такой-то переулок и там учесть в Государственной системе маркировки и прослеживания «Честный ЗНАК» и заплатить за каждую упаковку 50 копеек.

После того, как вы поставили партию во Владивосток, товар везут из Владивостока в райцентр. И перед тем, как привезти его в райцентр, его надо свозить в Москву и учесть там снова, и снова заплатить 50 копеек. А когда его привезли в райцентр, его продают конкретному покупателю в аптеке. И перед тем, как продать его конкретному покупателю, его снова надо свозить в Москву и снова оплатить.

Вести нужно именно в Москву, неважно из какого места страны. Со всей страны. Не образец, а каждую пачку.

При каждой транзакции — от производителя к дистрибьютору, от дистрибьютора к складу, от склада к аптеке, от аптеки к покупателю — надо получить и оприходовать цифровой паспорт каждой пачки лекарства и получить из единственного места — из системы «Честный ЗНАК».

При этом серверы Честного ЗНАКА не выдерживают нагрузки. Операторы фармрынка жалуются, что физически товар дошёл до регистратора, а в цифровом виде товара нет.

Вместо озвученной системы прозрачного и быстрого учёта лекарств, мы получили систему, при которой для совершения любой транзакции с товаром — произвести, передать, складировать, продать, необходимо звонить в Москву и выяснять, не занято ли там.

По данным «Новой газеты», заместитель гендиректора Центр развития перспективных технологий Реваз Юсупов, признает «сложности», но утверждает, что «система зависала на несколько часов только 30 сентября».

Почему не воспользовались технологией блокчейн? Что мешало обратиться, например, к Александру Иванову из ?

Официальный ответ звучит следующим образом: блокчейн не справится с объёмом обрабатываемой информации.

На самом деле наше государство не умеет и не хочет давать возможность что-либо децентрализовать. Всё берётся под контроль, а лучший бизнес – это госмонополия.

Хорошим примером тут служит свежепринятый закон о цифровых активах. Могут ли они существовать в России? Да, но под полным контролем ЦБ через доверенных операторов.

Ну и немаловажная часть – это те самые 50 копеек. Российская система лекарственной цифровой маркировки, как верно подметила Юлия Латынина, – «это Большой Брат с коммерческим уклоном. В рамках этой системы каждый экономический агент должен сам позвонить Большому Брату и спросить у него разрешение на любое действие. И заплатить за это 50 копеек с каждой пачки».

Государственная система маркировки и прослеживания «Честный ЗНАК» – это совместный проект SM Holdings Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и управляющего партнёра Almaz Capital Александра Галицкого. По сути коммерческая структура, которой дан на откуп налог на лекарства в виде системы маркировки.

Так что в рамках Национального проекта «Цифровая экономика», по сути, мы имеем цифровую контрреволюцию в пользу узкого круга лиц.