Дело ФБК: Продажу BTC Следком считает отмыванием средств

На этой неделе Следственный комитет России (СКР) проводил следственные мероприятия по делу об отмывании преступных доходов, которые якобы использовались для финансирования Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального. Были проведены обыски в домах сотрудников ФБК, последние были допрошены.

Дело ФБК: Продажу BTC Следком считает отмыванием средств

Как писал ранее WHATTONEWS.RU, первоначально в Следкоме заявляли о возможной легализации сотрудниками фонда в около 1 млрд руб., причём криптовалюты, как таковые, в материалах дела не фигурировали.

Однако в начале июля с заявлением о мошенничестве в Следственный комитет обратился журналист Сергей Соколов, глава Агентства федеральный расследований. По версии журналиста, Навальный и его соратник Леонид Волков скрывают информацию о финансовых операциях с криптокошельками, созданными для сбора пожертвований, и присваивают себе часть доходов. В частности, утверждал Соколов, Навальный и Волков скрыли от своих сотрудников и жертвователей информацию о том, на что были потрачены или куда направлены деньги, которые находились на криптосчетах во время избирательной кампании в 2018 году. Главред АФР полагает, что лидеры ФБК могли присвоить порядка 41,3 миллиона рублей.

Многие решили, что как раз обращение Соколова могло стать формальным поводом для начала расследования финансировании ФБК.

В деле наметился любопытный поворот: в материалах, с которыми ознакомились свидетели и их адвокаты на уходящей неделе, говорится не о миллиарде, а о 75 млн руб., и эти средства были получены в результате сделки с криповалютой.

Дело возбуждено «по факту совершения финансовых операций с денежными средствами, заведомо приобретёнными другими лицами преступным путем (п. «б» ч. 4 ст. 174 УК РФ), за счёт которых осуществлялось финансирование некоммерческой организации ФБК. В рамках дела подписаны постановления о наложении ареста на счета некоммерческих организаций «Фонд борьбы с коррупцией» и «Защита прав граждан», а также на более чем 100 счетов, принадлежащих ряду физических и юридических лиц.

Соратник Навального Леонид Волков, во-первых, прокомментировал размеры якобы отмытых денег:

«Итак, в «деле ФБК» (по которому проведены массовые обыски, изъяты десятки единиц техники, задействованы десятки следователей и сотни бойцов ОМОНа), как мы знаем из имеющихся материалов, нет никакого «отмывания миллиарда». Ни о каком миллиарде речи не идёт, и этот миллиард из пресс-релизов СК стыдливо исчез, он был нужен только для того, чтобы о нем написали информационные помойки. Даже бастрыкинские дуболомы довольно быстро сообразили, что это неудачная идея – говорить десяткам тысяч людей о том, что их не существует. Остались в деле чуть больше 75 млн рублей за три года, полученных от совершенно легальной операции по продаже биткоинов, которые мы ранее получили в качестве пожертвований. И ещё «неуплата налогов».

Волков пояснил ситуацию с пожертвованиями в биткоинах:

«Эти 75 млн рублей – суммы, которые в последние 3 года вносились на счета сотрудников (в основном – мои, когда я был под арестом – просил коллег) наличными через банкоматы. Происхождение очень простое: часть донатов мы получаем биткоинами, а один их самых распространённых способов обмена биткоинов на рубли заключается в том, что ты на криптовалютной бирже отправляешь биткоины покупателю, а тот тебе вносит наличные на счет через кэш-ин, и вам не надо лично встречаться (см. прилагаемую картинку – скриншот с криптовалютной биржи, сделанный сегодня, 8 августа).

Дело ФБК: продажу биткоинов Следком считает отмыванием средств

Это простая, известная и совершенно законная операция (просто СК не шарит в теме). Впрочем, если бы и шарили – очевидно, прикопались бы к чему-нибудь другому. Потому что ими просто нужен был повод. Цель их – разломать финансирование нашей структуры, чтобы мы не могли платить зарплату, налоги, аренду. (Кстати, за период времени, когда мы якобы «отмывали преступные деньги», мы заплатили налогами и взносами в соцфонды более 96 млн рублей – в основном это налоги на фонд оплаты труда; вот такое вот «отмывание»!).

Комментируя ход расследования, Волков написал:

«Проблема всего этого «дела» в том, что сначала хорошо бы установить источник происхождения денег, прежде чем руками махать. Это особенно важно в контексте основного обвинения – по статье 174 УК РФ, об отмывании (легализации). Как уже все написали, не бывает такой штуки, как «отмывание денег неизвестного происхождения». Статья 174 УК РФ может идти в прицепе с другой статьей только. Например: вице-мэр правительства Москвы Наталья Сергунина украла через своих родственников 6,5 млрд рублей и легализовала их, купив недвижимость в Австрии. Тут есть основное преступление – и легализация к нему. Потому что фабула статьи 174 УК РФ предусматривает отмывание денег, полученных «заведомо преступным» путем. Сначала должен быть установлен факт преступного происхождения денег – потом можно говорить об отмывании.

Поэтому, когда они говорили об «отмывании миллиарда» – они объявляли тем самым преступниками всех, кто переводил нам хоть что-то хоть когда-то. А сейчас, когда они говорят об «отмывании 75 миллионов» – они объявляют тем самым преступниками всех, кто переводил нам хоть что-то хоть когда-то биткоинами (судя по публичной и открытой статистике нашего биткоин-кошелька, это более 2200 транзакций от не знаю скольки людей).

Загвоздка только в том, что биткоины на то и биткоины, что они анонимны. И это никак не бьётся с «заведомой преступностью» происхождения средств. Хотя… может быть следствие что-то знает, чего не знаем мы? Может быть, в надежде на лучшую участь в Прекрасной России будущего нам отправлял биткоины Чубайс? Чтобы потом показать у себя скриншот транзакции, когда к нему придут спросить за Роснано… Или хитрая Сергунина? Или Шувалов? Или Усманов? Или сам Бастрыкин, чисто на всякий случай? Вот в таком случае мы могли бы говорить о том, что среди наших пожертвований есть, к сожалению, и деньги, полученные преступным путем… Но мне о таких фактах, к счастью, ничего не известно».