Прав ли Бурниске, говоря, что Ethereum сейчас – это Bitcoin в 2015 году?

Управляющий партнёр компании Placeholder Ventures Кристофер Бурниске заявил на днях, что эфириум впервые в истории своего существования проходит стадию «медвежьего рынка», аналогично тому, как это было в истории биткоина в 2014/15 гг. Прав ли аналитик?

Прав ли Бурниске, говоря, что Ethereum сейчас – это Bitcoin в 2015 году?

Оглядываясь назад, мы видим, что 2014/15 гг. стали для инвесторов оптимальным периодом, когда они сумели оценить соотношение риска и прибыли в биткоине.

Для объективных наблюдателей жизнеспособность сети была очевидна, несмотря на «медвежье» ценовое действие; люди же, предрасположенные проявлять антипатию в силу явных корыстных интересов, были ослеплены своими предрассудками и не попали на борт этого парохода, так сказать.

На протяжении двух лет эфириум переживает затяжной «медвежий» рынок; за последний год он «просел» на 32%, тогда как биткоин выбрался из «медвежьего» состояния, и за прошлый год вырос почти на 60%. Говорить о том, чтто эфириум отстаёт от биткоина или опережает его, не приходится, поскольку корреляция этих двух активов не настолько сильна в последние месяцы: рацио eth/btc фактически отсутствует.

Объясняется это спецификой эфириума: его сеть сейчас пытается преодолеть кризис доверия. Аналогичный кризис доверия биткоин испытывал в 2015 году, отсюда во многом и родилось представление, согласно которому эфириум сейчас проходит то, с чем сталкивался биткоин в прошлом.

Если такая теория правдива, то эфириум вырастет до $20 000, как это сделал биткоин в 2017 году, после того, как в 2015 году рухнул до $200. В такой сценарий, конечно, нелегко поверить, но нам предоставляется хорошая возможность проанализировать положение вещей.

Прав ли Бурниске, говоря, что эфириум сейчас – это биткоин в 2015 году?

Доводы «за»

Формальных исследований с целью выяснить, похож ли рост эфириума на рост биткоина, не проводилось, но очевидно, что их взлёты и падения практически идентичны. По нашему мнению, этот факт объясняется тем, как происходит процесс понимания. Не так просто сразу, с первого взгляда, оценить достоинства биткоина – необходимо к нему приглядеться. Разглядев достоинства, ты испытываешь энтузиазм, который побуждает тебя рассказать о нём другим. Таким образом, возникает вторая волна, третья, и т. д.

Аналогичным образом, понять эфириум непросто. Биткоин можно отвергнуть, назвав его глупой интернет-игрушкой, и так же можно поступить с эфириумом. Однако, если кто-то в общении с тобой несколько раз произносит этот термин, «эфириум», то ты начинаешь к нему присматриваться – уже другими глазами. Потом ты, возможно, начинаешь проявлять некоторый интерес… и т. д.

История повторяется. Именно так мы на Западе склонны себя вести. Лидируют Америка и Великобритания, а также Австралия, Канада и, возможно, Новая Зеландия: в этих регионах люди первыми познакомились с биткоином и эфириумом.

А что в Азии? Первым биткоин для себя открыл Китай, эфириум – Южная Корея, далее – Япония. В континентальной Европе о биткоине и эфириуме узнали параллельно или чуть позже, потом узнала Африка, а Латинская Америка узнала об инновации последней. Африка опередила Латинскую Америку, возможно, по причине огромного англоязычного населения. ЮАР, Кения, даже Нигерия. Таким образом, эти страны первыми узнали о криптовалютах, а Латинская Америка могла узнать от испаноязычного/итальяноязычного/франкоязычного миров.

Всё это, конечно, обобщение, но – пусть и приблизительно – именно так распространялись знания о криптовалютах.

Что касается биткоина, то о нём сейчас узнаёт Латинская Америка. Отчасти это объясняется неудачной монетарной политикой. Узнаёт и Африка.

Судя по запросам в Гугле, сейчас об эфириуме узнают Балканы. Оттуда знание, предположительно, проникнет в Турцию, затем, в Аравию и Африку. В каждом регионе осведомлённость продолжает расти в той или иной степени, но, в целом, именно так она распространяется в мировых масштабах.

Эта «теория осведомлённости» может служить всеобъемлющим объяснением того, почему эфириум следует за биткоином. Вопрос в том, сохранится ли эта тенденция?

История 2015 года

Постепенное распространение осведомлённости – это одно, а вот что конкретно узнаёт для себя тот или иной человек – совсем другое. Первое – это форма, то, как осведомлённость распространяется. Второе – суть, то, что распространяется. Причиной роста осведомлённости о биткоине в 2015 году был раскол в среде разработчиков: практически на две равные группы. Два разработчика – очень видные и известные люди, у каждого была своя группа сторонников, как разработчиков, так и пользователей – заявляли, что размер блока следует увеличить для удовлетворения спроса.

Вопрос был лишь в том, насколько. Почему 8 МБ, а не 4 или 2? Оба разработчика, Гэвин Андресен и Майк Хирн, предлагали 8 МБ, и хотели увеличивать этот размер каждые два года, а через 20 лет довести его до 8 ГБ.

Разработчики посчитали, что увеличение размера блока имеет плюсы и минусы, и двигаться вперёд следует не спеша. Отсюда родилась идея: увеличить размер до 4 МБ, удваивать его каждые 4 года, вплоть до объёма в 32 МБ. Хирн «отверг» идею, заявив, что другая группа может написать код для своего клиента, если так хочет. Грегори Максвелл и Питер Тодд (опять же, мы обобщаем, но рассматриваем их как «представителей» концепции блоков меньшего размера) дали майнерам то, чего те хотели.

Они предложили , увеличение размера до 4МБ в наихудших сценариях, увеличение размера через сжатие данных, и т. д., и, конечно, через , а впоследствии – простое увеличение через изменение эквивалентных параметров размера блока.

Убедив майнеров, в феврале 2016 года они подписали документ, обязывающий их управлять лишь клиентом . Дебатам был положен конец, сторонники больших блоков умолкли, но не собирались сдаваться. Майнеры пытались удовлетворить обе стороны своей пассивностью, но стороны впадали во всё больший раж, и дискуссия распространилась на другие криптовалюты.

Люди, недовольные маленькими блоками, начали искать альтернативу, и так пришли к эфириуму. Возможно, они решили, что смарт-контракты – это классно, но, вероятно, больше всего их убедили озвученные проектом эфириума планы масштабироваться онлайн.

У форка ETC в 2016 были свои причины, но также он, возможно, стал продолжением дискуссии с Барри Сильбертом, инвестировавшем в . Хард-форк был одним из ключевых доводов против увеличения размера блока, и цель ETC, возможно, состояла в том, чтобы продемонстрировать опрометчивость такого шага.

Однако это мало утихомирило обе стороны, которые продолжают выяснять отношения, в то время как майнеры пытаются удовлетворять обе стороны до тех пор, пока те не накушаются, поэтому сторонники малых блоков пригрозили безоговорочным софт-форком, в то время как их оппоненты осуществили хардф-форк к BCH.

Почему биткоин прогремел на весь свет?

На то есть множество причин. Появление и развитие блокчейна. То, что биткоин получил лавры, которые причитались и другим тоже, объясняется тем, что он был единственной криптовалютой, о которой слышали массы, а дебаты о размере блока, хотя и представляются уродливыми изнутри, должно быть, со стороны выглядят чем-то классным.

Люди спорят, люди не соглашаются – это целый новый мир, в котором такие темы, как управление и прочее обсуждаются в контексте денег, причём эти деньги именуются народными. Можно ли их контролировать? Действительно ли шоу заправляет Blockstream? Или это просто риторика? О чём они вообще толкуют, и что такое этот ваш биткоин?

С приближением 1 августа публика начала обсуждать, каким будет тикер, название, даже цвет логотипа, а также цену. 1 августа 2017 года исторический форк, приведший к появлению BCH, показал, что биткоин невозможно контролировать. Он также показал, что существуют механизмы принятия решений, и что решают, в конечном счёте, сами люди.

Биткоин сумел доказать, что он действительно децентрализован, и, в целом, является тем, что и написано на обёртке.

Доводы «против»

С тех пор мы с небес спустились на землю. Можно начать эту историю из разных отправных точек, но то, как эфириум решил вопрос лимита, а майнеры не сумели увеличить свою версию размера блока – давайте начнём с этого.

То было в декабре 2017 года. Если в биткоине майнеры испытывали давление , а размер блока горячо обсуждался, то в эфире никто не говорил и слова, и ни один разработчик не просил майнеров увеличить лимит.

Постепенно, стало очевидно, что они не могут решить вопрос масштабируемости. Эта ситуация изменилась в середине 2018 года, но проблему решили, забраковав Hybrid , которому оставались считанные дни до мэйннета.

Его забраковали, поскольку поменялись приоритеты – вместо того, чтобы избавиться от , решили прибегнуть к шардингу как решению проблемы масштабируемости эфириума в процессе развития. И об этом изменении никто не сказал ни слова. Ну, в среде разработчиков. Некоторые инвесторы похныкали, другие, возможно, продали активы и ушли.

Тем временем, в биткоине запустили Lightning Network, которая работает не на пятёрку, но делает своё дело.

Эфириум же пока мало чем может похвалиться; шардинг будет запущен через два года, да и то, это условно: в этой сфере два года могут означать десятилетия.

Таким образом, если объективно оценивать заявление Бурниске, можно сказать: поскольку эфириум работает на полную мощность, а размер его блока столь же ограничен, то он не слишком отличается от биткоина.

Конечно, есть и смарт-контракты, и , и zksnarks, и процесс идёт, но главный сценарий использования криптовалют в их нынешнем виде – это перемещение ценности. Биткоин выполняет эту функцию не хуже эфириума, поэтому все понимают, что у биткоина пока налицо те же проблемы, а реальные решения не просматриваются.

Безусловно, на будущее запланированы триллионы решений – и у биткоина, и у эфириума, а также у других криптовалют. В нынешней ситуации вопрос состоит в том, какие из этих решений окажутся эффективными, и действительно ли это будут разные решения.

Решение проблемы масштабирования в биткоине заключалось в сайд-чейнах. Соединяем новые чейны с чейном биткоина. Как? Ну, это вопрос. Они говорят о «штифте». Фиксируешь биткоин на одном конце, получаешь биткоин на другом. Легко. А как мы вернём этот биткоин?

Пока о децентрализованном способе речь не идёт. В эфириуме вообще речь о децентрализованности не идёт. Ты сжигаешь свой токен, и отпечатанный токен получаешь на чейне PoS. Возможно, они не смогли придумать, как вернуть этот PoS-токен на чейн . По крайней мере, это следует из их слов.

И это порождает вопрос о том, будет ли шардинг действительно децентрализованным, или децентрализованным только на словах, потому что как токен будет перемещаться из шарда в шард, а потом обратно? Быть может, это реально, но тогда это можно сделать и в биткоине, где разработчики и так, и эдак экспериментируют с кодировкой.

Впереди два года, у эфириума и биткоина имеются отличные команды разработчиков, и кто добежит до финиша первым – увидим. Поскольку биткоин существует гораздо дольше, он может опередить соперника, потому что они дольше работают над этими вопросами.

В период дебатов о размере блока повисла пауза, но сейчас они летят вперёд на всех парусах, и реально продвигаются. Конечно, центральный вопрос – это вопрос масштабируемости. Иначе говоря, как сделать так, чтобы можно было перемещать максимум ценности децентрализованным образом, сохраняя возможность форка для каждого, как это было в биткоине, и было в эфириуме.

Другие характеристики тоже было бы неплохо заиметь. Скажем, размеры процентной ставки уровня кредитных карт, несмотря на внесение залога в 300%. Коллекционные кошечки, которые равноценны децентрализованным ID безо всякой связи с графикой.
Есть и другие классные фишки, как децентрализованные биржи или токенизированные акции. Можно разрабатывать новые явления такого рода, но как в биткоине, так и в эфириуме.

Поэтому аргументы против эфира следуют той же траектории, что и аргументы против биткоина, потому что эфириум уже не превосходит биткоин технически с точки зрения нынешних их возможностей и потенциальных. Если разработчики эфириума придумают, как токен будет перемещаться из шарда в шард, а потом обратно, то биткоин просто встроит это решение. Если это решение не найти, то неясно, как шардинг будет работать иначе, чем посредством управления всеми нодами, что где-то напоминает просто увеличение размера блока.

Для биткоина вопрос лимита не был особо актуальным, потому что он обсуждался, люди пытались понять, как решить проблему, и публика видела, что это новая технология, и, как и любая технологическая инновация, в начале она очень громоздкая.

Для эфириума актуален другой вопрос – зачем нужна альтернатива биткоину? Ответ состоял в том, что эфириум гораздо более масштабируем, но оказалось, что размер его блока столь же ограничен, как и размер блока биткоина, и вопрос масштабируемости решается столь же постепенно, как и в случае конкурента.

Но в 2015 году стоял вопрос о том, зачем нужен биткоин. В 2015 года наблюдалось некоторое разочарование в биткоине, люди осуждали спекулянтов, распродававших свои биткоины, а в эфириуме многие критикуют ICO. Параллелей предостаточно.

Вопрос в том, сохранятся ли эти параллели. Ответ неочевиден, поскольку биткоин – просто другой, и то, что для биткоина – благо, не обязательно служит таковым для других криптовалют.

Люди, как правило, приходят в крипто-сектор через биткоин, поэтому другим криптовалютам необходимо иметь что-то «сверх». Но не обязательно. Скажем, есть лайткоин, но есть он только потому, что биткойнеры выбрали его суррогатом, когда комиссии выросли.

Есть, конечно, и XRP, но лишь потому, что у Ripple полно этих токенов на продажу и очень хороший отдел маркетинга.

Имеются и Dash, и , но их стоимость составляет лишь 1% от стоимости биткоина.

Всё остальное можно вообще не учитывать. Многочисленные проекты чего-то стоили до последнего «бычьего» ралли, но в нём фактически не участвовали.

То, что сейчас эфириум переживает свой 2015-ый год, вовсе не означает, что у него будет свой 2017-ый. Это возможно, к тому есть масса предпосылок, но если раньше он соперничал с биткоином, то теперь биткоин соперничает с ним (планы добавить смарт-контракты и т. п.), причём параллельно биткоин пытается обогнать фиат.

Эфириум пока не соперничает с фиатом, поскольку с эмиссией у него нет определённости. В будущем – возможно, но это не алгоритмическая предопределённость.

Таким образом, как проявит себя эфириум, мы увидим. Пока биткоин доминирует. Сохранит ли он свои позиции, покажет время.

Оригинал статьи.