Политбюро v.2.0 или новые поправки к закону о цифровых активах

Закон о криптовалютах в нашей стране разрабатывался почти 3 года. Он претерпел несколько редакций, в определённый момент его текст обнулился, и работа началась с самого начала.

Политбюро v.2.0 или новые поправки к закону о цифровых активах

Предполагалось, что законодатели потратили на это столько времени, чтобы учесть все тонкости, и выбрать нечто среднее между Японией, где биткоин и криптовалюты признаны законным платёжным средством, и Китаем, где торговля криптовалютами запрещена.

Что мы имеем на текущий момент?

Новая редакция закона о цифровых активах устанавливает запрет на получение, использование и хранение криптовалют, в ряде случаев — при нанесении особо крупного ущерба гражданам — уголовную ответственность. Это самый жёсткий вариант из всех известных, ведь даже в Китае допускается майнинг криптовалют.

Истоки этого решения нужно искать в нашем прошлом. В СССР действовал полный запрет на обращение иностранной валюты. Почему? Во-первых, государству самому не хватало валюты, во-вторых, её хождение внутри страны означало бы взаимодействие с заграницей. А она, как известно, загнивала.

В принципе, это стандартная мера для стран, которые хотят сохранить фиксированный официальный обменный курс валют (в 80-х в СССР за один доллар официально давали 60 копеек), который далёк от рыночного (5 и более рублей за доллар у фарцовщиков в те же годы).

Простым гражданам запрещалась покупка долларов даже по официальному курсу, это был удел избранных – партийной элиты, выезжавшей за границу.

В 1961 году в Уголовном кодексе появилась статья 88, предусматривающая уголовное наказание за операции с иностранной валютой. Наказание по ней предполагало лишения свободы на три года и более и даже смертную казнь. Эту статью отменили только в 1994 году.

Итак, законопроект о цифровых активах находился на стадии разработки почти 3 года, прошёл несколько обсуждений, с ним работали различные министерства ЦБ РФ, ФСБ — и вот дошли до уголовной ответственности.

Что случилось? Почему в условиях падения экономики, ухудшения финансовой ситуации возникла необходимость «убить» целый сектор вполне сформировавшейся экономики.

Удар наносится и по производственной части рынка – майнингу, и по интеллектуальной — средства и платформы для хранения, и по торговой – биржам, обменникам.
Здесь можно предположить, что вопрос скорее политический, чем экономический. Хотя какая экономика без политики.

На вопросы типа «они отдают себе отчёт в том, что творят?», думаю, что понимают и исходят из трёх основных постулатов: данный сектор экономики незначительный, непонятный, потенциально опасный с точки зрения активности оппозиции и возможных социальных протестов.

Над проектом работала комиссия ГД, состоящая из возрастных людей, всю или почти всю жизнь проработавших на государственной службе или в государственных финансовых учреждениях.

Биткоин — непонятно что. Вам понятно? Мне непонятно. Частная валюта, используемая в блокчейне. Кто-то в это играется, кто-то использует, — сказал Анатолий Аксаков в интервью.

Многолетний опыт чиновника безошибочно подсказывает — если что-то непонятно, это надо запретить.

И давайте уж честно, всем известно, что главные решения в стране принимает один единственный человек. По своему плану, исходя из своих взглядов и пристрастий. Владимир Путин неоднократно высказывал своё мнение о цифровом пространстве, и в частности интернете, в котором он видит врага:

Они [спецслужбы вражеских стран] же там сидят, это же их изобретение, и все слушают, видят и читают, и накапливают эту информацию.
Всё идет через сервера, которые находятся в Штатах, всё там контролируется… Вы же знаете, все это возникло когда-то на заре интернета как спецпроект ЦРУ США и, чего уж там, так и развивается.

Сам президент ни компьютером, ни интернетом не пользуется:

Мне очень-очень стыдно, но я ничем этим не пользуюсь. Я даже телефоном не пользуюсь, у меня все делают сотрудники моего аппарата.

По словам главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, в своё время он задал президенту этот вопрос::

Однажды я у него спросил: «Владимир Владимирович, а что вы не пользуетесь интернетом? Удобно же. Погода там, то-се». Он ответил так (приблизительно пересказываю):

Понимаешь, в чем дело, твой интернет — это область дезинформации и манипуляции (а разговор был ещё до соцсетей). Я принимаю решения, которые касаются миллионов людей. Я должен быть на сто процентов уверен в информации, которой я пользуюсь при принятии решения. Мне эту информацию дают за своей подписью генералы, и, если они меня обманут, я им оторву, что полагается, и погоны сорву. А в вашем интернете безответственная информация. Я не могу её верифицировать и поэтому я не могу брать её за основу для принятия решений.

Вот в чём суть. Принятие закона в последней редакции означает запрет оборота любой криптовалюты в России. Её нельзя купить-продать, добывать и даже хранить, поэтому люди, владеющие криптовалютой, будут вынуждены либо избавиться от неё до вступления в силу закона, либо уйти в подполье, вспомнив историю советских криптовалютчиков.

Кого, по мнению чиновников, затронут такие жёсткие меры? Тех, кто «в это играет», а именно незначительную часть населения, которая не хочет становиться квалифицированными трейдерами, заплатив изрядные деньги для получения этого почётного звания, не хотят работать с криптовалютами в тех местах, где им укажут и лучше без них. Невелика потеря.

По данным экспертов, в России уже сложился криптовалютный рынок и его объём может доходить до 150 тысяч активных пользователей, не считая тех, кто отложил 1 сатоши на очень долгую перспективу.

И третий аспект. Назовём его оппозиция, или Навальный.

Разразившийся и углубляющийся экономический и финансовый кризис показал разнобой в управлении страной, неспособность быстро и адекватно реагировать на вызовы, отсутствие навыков кризисного менеджмента, возможности и, главное, желания государства поддерживать своих граждан и бизнес.

Всё больше информации в сети говорит о том, что основной задачей правительство России видит проведение голосования по Конституции и решение вопроса о выборах осенью этого года.

Экономическая обстановка, общее настроение людей, резкое снижение доходов, ликвидация огромного числа предприятий малого и среднего бизнеса – всё это даёт власти сигналы о растущем недовольстве среди населения, которое в самый неподходящий для правящей элиты может вылиться в массовые протесты и акции.

В Кремле искренне верят, что без финансирования, главным образов из-за рубежа, российский народ никогда не выйдет на улицу требовать лучшей жизни. Поэтому одной из задач перед репрессивной машиной является предотвращение получения финансовой поддержки оппозиции и различного рода антиправительственных акций.

По мнению авторов закона о цифровых активах, криптовалюта является неконтролируемым источником возможного финансирования. А значит, не дожидаясь осени, когда внутриполитические и экономические проблемы обострятся, её надо запретить.

При всех имеющихся нюансах криптовалюты стали частью существующей финансовой системы.

Экономика и финансы невозможны без политики. Уже несколько лет сами политики используют тему криптовалют для достижения своих целей. Например, в Америке кандидаты в Конгресс и даже в президенты используют вопрос о легализации и принятии криптовалют как дополнительные очки в борьбе за голоса кандидатов.

Нам в России также необходимы люди, понимающие перспективы развития цифровой экономики, лоббирующие на законодательном и исполнительном уровне внедрение блокчейна, криптовалют, ИИ. Нужны реальные представители криптосообщества, которые могут заложить основу для создания в России будущей цифровой экономики, которая может дать хороший шанс «слезть с нефтяной иглы» и вывести нашу страну в экономические лидеры.

Какую реакцию мы видим от лидеров общественного мнения от крипты?

Недавно интернет-ресурс Форклог собрал цвет российского криптосообщества и предоставил им возможность высказать мнение о новой редакции закона по криптовалютам. Эмоций было много и вот советы от лидеров индустрии:

Я думаю, паниковать ещё рано, но очень хочу надеяться, что в итоге законопроект доработают до какого-то разумного состояния.

Хочется надеяться, что в ситуации кризиса российское руководство поступит разумно и не будет принимать поспешных решений в этом важном вопросе.

Если закон примут в текущем виде, то это будет чудовищным ударом для всей криптоиндустрии. Радует только то, что аэроэкспресс в Шереметьево ходит каждый час.

И тут мы видим: криптосообщество находится в растерянности, оно выглядит как междусобойчик. Даже эксперты, принимающие непосредственное участие в криптоиндустрии, не готовы лоббировать интересы отрасли. При любой сложной ситуации первая реакция — сесть в аэроэкспресс, хотя ещё день назад произносились красивые слова про развитие российского сегмента криптовалют.

Мы живём в России, наши дети живут в России, мы обязаны бороться за развитие нашей Родины. Если верить, что цифровизация — это будущее развитого мира, значит, надо добиваться его развития в нашей стране. Чтение мантры «слезаем с нефтяной иглы» результатов не даёт уже 20 лет, нужны конкретные действия. У нас прекрасные программисты, у нас много талантливых молодых людей. Они должны быть нужны стране, а страна им.

Задача лидеров криптосообщества — сформировать запрос в обществе и само сообщество криптовалют, не оглядываясь на аэроэкспресс. Нужно объяснять людям, почему криптовалюты, цифровизация могут сделать их Родину мировым лидером, без новейшего оружия, ракет и бомб. В конце концов уровень жизни россиян перестал расти благодаря чёрному золоту, пора обратиться к цифровому.