Какое налогообложение ждёт российских майнеров и владельцев криптовалют?

шаг за шагом создаёт правила игры для регулирования деятельности энтузиастов криптовалют: весной этого года в Гражданском кодексе появилось понятие «цифровые права», а осенью ожидается принятие законов о цифровых активах и краудфандинге как о российском варианте .

Какое налогообложение ждёт российских майнеров и владельцев криптовалют?

Налогообложение криптовалютных операций

Законопроект о цифровых финансовых активах ничего не говорит о налогообложении криптовалют. Скорее, он создаёт понятийный аппарат, который поможет ключевым игрокам говорить на одном языке и двигаться дальше в развитии и регулировании отрасли. Документ определит, что такое «цифровые финансовые активы», какие они бывают и как взаимосвязаны с «цифровыми правами», которые уже закреплены в Гражданском кодексе.

Между тем второй законопроект – о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ (краудфандинге), включая ICO, – имеет большее отношение к налоговой тематике. Например, если речь идёт об инвестиционных платформах, то это напрямую подразумевает сбор денег в обмен на определённые цифровые финансовые активы. В результате, кроме выручки эмитируются инвестиционные цифровые права, происходит их оборот – покупка, продажа, взнос в качестве уставного капитала. Это даёт государству больше возможностей понять, как, когда и по какой цене происходит реализация, определить налоговые последствия этих сделок и взыскать необходимую сумму в бюджет.

В целом, можно сказать, что сейчас власти стремятся создать базу для последующего внедрения налогообложения. Поправки в Гражданский кодекс (Федеральный закон №34-ФЗ), которые вступят в силу этой осенью, отчасти устранили пробел в законодательстве. В частности, цифровые права отнесли к имущественным, что сделало возможным их регулирование с точки зрения Налогового кодекса.

Между тем, до окончательного одобрения законопроектов, обсуждаемых сейчас, сложно сказать, стремятся ли власти создать в этой области что-то новое или всё-таки придерживаются традиционного подхода к сбору налогов.

Российское законодательство пока не позволяет разделять цифровые активы на криптовалюту и токены. Ранее Эльвира Набиуллина отмечала, что выступает против запуска криптовалют в денежную систему, а регулятор изучает возможность использования стейблкоинов.

Сейчас криптовалюту и токены условно относят к двум категориям: выпущенные на российской инвестиционной платформе и на иной. При оптимистичном развитии ситуации ожидается закрепление понятий «криптовалюта» и «токен» и приравнивание их купли-продажи к операциям с условными денежными единицами.

Ранее Минфин не исключил разрешения купли-продажи криптовалюты в России. Однако возникает сложность с определением их официального обменного курса, что затрудняет налогообложение. Если предприниматель купил токены, например, за биткоины, то налоговые органы не смогут определить сумму расходов, чтобы рассчитать налогооблагаемый доход. Есть несколько возможных подходов, которые теоретически можно применить. Один из вариантов – это всё-таки считать подобные сделки меной одного цифрового финансового актива на другой, что не потребует использования единого обменного курса.

При отсутствии официального курса ЦБ можно попытаться определить усреднённый рыночный показатель, но тогда возникает вопрос – какое ведомство его будет рассчитывать и на основе данных каких криптовалютных бирж? Но даже это не решит проблему до конца, так как будут возникать споры, почему для расчёта взяли курсы именно с 10 платформ, а не 15, например, так как в таком случае средние цифры будут другими. Пока этот подход не применяла ни одна страна мира, поэтому такое развитие ситуации возможно лишь в далёкой перспективе.

Более классический подход – ориентироваться на то, что токены как инвестиционный инструмент будут покупать за обычные («фиатные») деньги, например, с валютного счета. Законопроект прямо устанавливает, что цифровые активы не являются законным средством платежа, а единственным платёжным средством остаётся рубль. При таком раскладе это обычная внешнеторговая сделка, которую легко отследить и рассчитать расходы по курсу ЦБ в рублях, а также подтвердить документально. Это идеальный сценарий для налоговых органов, но он вряд ли охватит существенный объём операций на криптовалютных биржах.

Развитие индустрии привлекает всё больше людей, которые хотели бы зарабатывать на торговле криптоактивами, играя на росте и падении и получая прибыль благодаря возникшей разнице курсов. При этом зарегистрировавшись как индивидуальный предприниматель и работая на упрощённой системе налогообложения, вы столкнётесь с пробелами в законодательстве, которые могут снизить доходы этого низкомаржинального бизнеса.

Сейчас в России представители малого бизнеса на УСН выбирают одну из двух моделей оплаты налогов: 6% от оборота (дохода) или 15% от прибыли (дохода за вычетом расходов). При этом не уплачивается НДС, что даёт серьёзную налоговую экономию, и ряд других налогов. Например, предприниматель купил криптовалюты на 100 единиц, а продал на 110. Учитывая, что его прибыль невелика, он, естественно стремится уменьшить размер налога и заплатить 15% от прибыли, а не 6% от всего дохода. Но здесь возникает проблема, поскольку по вступающему осенью в силу российскому законодательству он купил цифровые права, которые Гражданский и Налоговый кодексы будут считать имущественными правами. При этом 15-процентная «упрощёнка» позволяет включить в список расходов только стандартные бизнес-траты: на заработную плату работникам, покупку основных средств, аренду помещения и другое, но не расходы на покупку имущественных прав. В результате, предприниматель не может отнести покупку криптоактивов к расходам для налоговых целей и применить выгодную для него ставку по УСН.

Варианты, которые остаются в этой ситуации, – перейти на 6%-й налог от дохода (оборота), при котором не учитываются расходы, или уйти на общую систему налогообложения с НДС. Оба подхода невыгодны для предпринимателя, так как значительно увеличивают его налоговое бремя.

Налогообложение майнинга

Майнинг давно уже перешёл из разряда хобби в полноценный бизнес, который, несмотря на текущие пробелы в законодательстве, достаточно легко взять под контроль и обложить налогами.

Сложность майнинговых вычислений значительно повысилась за последние годы, и майнингом уже занимаются в промышленных масштабах. Помимо покупки майнеров, необходимо потратиться на электроэнергию для их питания, системы охлаждения и иное оборудование, арендовать помещение и заплатить комиссию за участие в майнинговых пулах, чтобы получать долю от заработанной общей выручки.

Налоговики могут применить универсальный подход к этому виду деятельности, учитывая ряд ключевых признаков предпринимательской деятельности, предусмотренных Гражданским кодексом РФ. Во-первых, предприниматель совершает ряд действий с определённой целью – приобретает технические средства для получения прибыли. Во-вторых, его бизнес систематический, то есть человек не просто один раз помайнил, выключил устройство, поставил на полку и забыл, а совершает определённые действия регулярно. В-третьих, он получает доход, зарабатывая криптоактивы и превращая их в фиатные деньги. В результате, по формальным признакам налоговые органы эту деятельность вполне могут назвать предпринимательской и взыскать налоги.

При этом, даже если бизнесмен не зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, то вычислить его будет не так уж и сложно. В первую очередь внимание банка привлекут регулярные финансовые поступления больших сумм из-за рубежа с неясным назначением платежа. После необходимых запросов налоговые органы, в свою очередь, поймут, что это деньги от «выхода в фиат» – продажи добытой криптовалюты за обычные деньги, например, на криптовалютных биржах. В результате контрольных мероприятий они обнаружат «майнинговую ферму» и начнут взыскание неуплаченных налогов.

В частности, за отсутствие регистрации в качестве предпринимателя установлен административный штраф до двух тысяч рублей. За ведение деятельности организацией или индивидуальным предпринимателем без постановки на учёт в налоговом органе – налоговый штраф в размере 10% от доходов, полученных в течение указанного времени в результате такой деятельности, но не менее 40 000 рублей. За непредоставление налоговых деклараций – 5% от дохода за каждый месяц просрочки, но не более 30% от суммы всего дохода.

Кроме того, будут доначислены налоги, которые могли возникнуть, если бы майнер зарегистрировался как индивидуальный предприниматель. Поскольку регистрация отсутствует, равно как и выбор упрощённой системы налогообложения, с него, как минимум, взыщут 13% НДФЛ и 20% НДС по общей системе налогообложения. В итоге, если требование об уплате налога не будет исполнено в течение двух месяцев, материалы передадут в следственные органы, где будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, если сумма неуплаченных налогов превысит 900 000 рублей.

Налоговые органы пока не выработали единообразный подход к тому, как в российском правовом поле будут регулироваться цифровые финансовые активы, как отечественные, которые будут выпущены по новому закону, так и зарубежные, которые используются в мире уже сейчас. Это вынуждает проверяющих использовать доступные им сейчас контрольные механизмы и руководствоваться простой логикой: люди могут сколько угодно зарабатывать криптоактивы, но, в конечном счёте, всем нужны реальные деньги. Поскольку полученные средства перемещаются с помощью банков, это позволяет их обнаружить, измерить и обложить налогом. В этой связи криптоэнтузиастам стоит планировать налогообложение своих доходов заранее.

По материалам Forbes