Кайл Самани: Понимание крипторегулирования

Кайл Самани – управляющий партнёр криптовалютного хедж-фонда Multicoin Capital

В свете последних действий со стороны SEC и Народного банка Китая, мы получили множество вопросов о регулировании. В этой статье мы разберёмся, как правительства могут обеспечить регулирование публичных блокчейнов.

В первую очередь мы обсудим, как регуляторы могут (или не могут) регулировать блокчейн-сети напрямую. Для этого мы рассмотрим, как исторически осуществлялось регулирование сетей. Затем мы перейдём к крипто-фиатным и децентрализованным биржам и, наконец, коснёмся последних рекомендаций SEC касательно криптовалютных .

Napster: история закрытия централизованного сервиса

У Napster была простая сетевая топология, помогающая пользователям делиться музыкальными треками:

Кайл Самани: Понимание крипторегулирования

Когда пользователь открывал приложение сервиса на своём компьютере, Napster сканировал его содержимое на предмет наличия MP3-файлов. После этого приложение загружало метаданные этих треков (название песни, исполнитель, длина, альбом и т.д.) на серверы Napster. При этом сами MP3-файлы на серверы не загружались.

После этого, когда другой пользователь искал трек в Napster, сервис выполнял поиск среди метаданных, загруженных всеми пользователями. Когда пользователь нажимал на «Скачать», серверы Napster подключали запрос к пользователю, у которого хранится этот трек, запрашивая копию файла. Владелец затем пересылал файл запрашивающему.

Со временем сервис приобрёл широкую популярность и Ассоциация записывающей индустрии Америки (RIAA) лоббировала федеральное правительство, требуя прекратить эту деятельность. После принятия соответствующих законов, предусматривающих уголовные наказания, федеральные агенты потребовали, что Napster немедленно отключил свои серверы.

После кончины Napster некоторые разработчики осознали, в чём заключалась проблема: Napster был уязвим из-за централизованного характера технологии. Поэтому они разработали протокол, не приложение, который, среди прочих инноваций, создавал распределённые индексы метаданных. Этот протокол получил название торрент-протокола.

Торренты: годы безуспешного государственного вмешательства

Торренты являются технически сложной и развитой технологией. Но самой важной особенностью торрент-протокола является то, что существует множество серверов, на которых размещаются индексы, которые в модели Napster хранились на централизованных серверах. Серверы, на которых размещается конкретный индекс, делятся обновлениями друг с другом:

Кайл Самани: Понимание крипторегулирования

На протяжении ряда лет существовали сотни серверов, на которых размещались торрент-индексы: PirateBay, Isohunt, torrentz, torrentbox и другие. Многие из них были закрыты. Некоторые возобновили свою деятельность. Несмотря на то, что отдельные хосты переживают подъёмы и падения, на долю торрентов всё ещё приходятся значительные 29% мирового интернет-трафика.

Значительная доля торрент-трафика связана с нарушением авторском права (большинство торрентов используются для скачивания защищённых авторским правом фильмов и сериалов). Правительства по всему миру яростно борются с торрентами. Они успешно закрыли многие хосты. Однако люди продолжают активно делиться файлами, защищёнными авторским правом, с помощью технологии торрентов.

Почему торренты «преуспели», а Napster нет?

Потому что в торрентах нет центральной точки краха: лежащий в их основе протокол имеет открытый исходный код, и данные открыто распространяются между узлами сети. В интернете доступны миллионы копий как открытого кода, так и индексных данных. Хотя отдельные узлы по-прежнему уязвимы, сеть в целом – нет. Каждый раз, когда правительства закрывают отдельные узлы, это порождает миллионы дубликатов. Закрытие торрентов напоминает игру в кошки-мышки. Регуляторы борются с торрентами уже более 10 лет, но так и не смогли их победить.

Торренты антиуязвимы. Они приспосабливаются к атакам.

Блокчейны, как и торренты, являются децентрализованными

Блокчейны делят с торрентами две характеристики, которые делают их настолько устойчивыми к цензуре:

  • Миллионы людей имеют копии открытого кода и данных;
  • Закрытие отдельных узлов не вредит блокчейн-сети в целом (у блокчейнов и десятки тысяч узлов по всему миру).

По мере того, как люди во всём мире перемещают всё больший процент своих активов из фиатных валют в криптоактивы, правительства теряют возможные налоговые поступления.  Это их беспокоит. В целом, власти будут действовать в трёх направлениях. Они могут атаковать сети, они могут регулировать криптовалютные биржи или же они могут попытаться создать собственные криптовалютные сети. Ниже мы рассмотрим все три варианта.

Как правительства могут атаковать блокчейн-сети?

Власти не могут регулировать сами сети. У них попросту нет возможности в одностороннем порядке изменять структуру однорангового протокола. Правительства могут объявить, что криптовалюты являются незаконными, или же установить правила: сколько денег люди могут отправить, кому и с какой частотой (сродни современным банковским нормам). Однако эти заявления, по сути дела, не имеют юридической силы.

Чтобы обеспечить выполнение этих правил, властям пришлось бы запретить передачу произвольных данных (aka транзакций) через интернет. Без блокировки крупных полос интернета это практически невозможно.

Мы пока не знаем, как люди будут реагировать, если правительства сделают такие заявления. В истории есть как положительные, так и отрицательные примеры: запрет алкоголя и марихуаны (многие его игнорируют) и онлайн-покера (большинство людей прекратили в него играть).

Также правительства могут атаковать сети, чтобы подорвать доверие к ним общественности. В случае успеха, работу сети могут возобновить, однако последствия будут недолговечными. В целом есть два способа, с помощью которых правительства могут атаковать сети: спам и хакерские атаки.

Властям не составит труда сгенерировать неограниченное число адресов. Они могут с высокой частотой пересылать деньги между собственными адресами, забивая сеть. Это потребует уплаты комиссии, поскольку транзакции не являются бесплатными. Однако, если правительства захотят напугать людей, сделав транзакции медленными и дорогостоящими, они могут легко и относительно недорого сделать это с помощью сетевого спама. Если люди почувствуют, что они не могут получить доступ к своим деньгам из-за забитой сети или высокой стоимости транзакций, они больше не будут чувствовать себя комфортно, используя криптовалюты.

Правительства также могут совершать прямые атаки на сети. От блокчейнов, использующих proof-of-work алгоритмы (таких как Bitcoin и Litecoin), это потребует покупки достаточной вычислительной мощности для управления более чем 51% общей хэш-мощности в сети.

С помощью успешных атак 51% правительства могут поколебать веру общественности в блокчейн. Однако для проведения атаки 51% против сети Bitcoin им потребовалось бы приобрести специальные интегральные схемы (), стоимостью в несколько миллиардов долларов.

Для хакеров государственного уровня это выполнимо, хотя, вероятно, это невозможно сделать без огласки, поскольку всё производство Bitcoin ASIC осуществляется майнерами биткоина в Китае.

В случае успешной атаки доверие к конкретной сети будет утеряно, а цена на её монеты рухнет. Однако это была бы пиррова победа.

Если Bitcoin будет атакован таким способом, многие пользователи, вероятно, перейдут в другую сеть, например Litecoin и Ethereum. Наименее технически грамотные пользователи потеряют свои деньги в этом сценарии, а технически подкованные – станут ещё богаче, чем прежде. Даже если правительства инвестируют миллиарды долларов, необходимых для проведения атаки этого типа, они добьются не многого: приверженцы криптовалют стекутся в другие сети.

В любом случае, сторонники криптовалют потеряют ещё больше веры в то, что соответствующие правительства способны обеспечить выполнение установленных правил разумным путём, что будет способствовать расширению использования криптовалют и отходу от фиатных валют.

Давайте рассмотрим вариант (PoS) атаки. Для таких сетей, как Ethereum, которая движется по направлению к PoS, это потребует от правительства покупки 51% Ether. Этот шаг приведёт к резкому подъёму цены валюты, возможно в 5-20 раз. Учитывая, что рыночная капитализация сети Ethereum на сегодняшний день составляет около $30 млрд, этот тип атаки, вероятно, будет стоить 50-250 млрд долларов. При этом прежде, чем рынок рухнет, нападавший обогатит многих людей. Технически подкованные держатели Ether получат прибыль, а правительство и неискушённые инвесторы потеряют свои средства.

И ещё раз, даже если доверие к Ehereum будет утеряно, люди просто скопируют исходный код, внесут в него несколько изменений и создадут новую сеть. Это антиуязвимость одноранговых сетей в действии.

Подводя итог вышесказанному, не существует хороших способов атаковать блокчейн-сети для обеспечения долговременных последствий. Правительства, безусловно, могут вызвать краткосрочные вспышки страха и напугать рынки, но у них нет инструментов для того, чтобы прекратить работу самих сетей. Даже если правительства решатся на технически сложные атаки, наибольший вред они, скорее всего, нанесут наименее искушённым пользователям. Технически подкованные понесут лишь небольшие убытки.

Правительства могут регулировать криптовалютные биржи

Тем не менее, у правительств есть один рычаг влияния на криптовалютные сети: это биржи, на которых пользователи обменивают фиатные валюты на цифровые. По определению эти сервисы взаимодействуют с традиционными банковскими системами, которые являются объектами государственного контроля.

Правительства могут легко заявить, что «обмен фиатных валют на биткоины является незаконным». Банки сразу заморозят все переводы на криптовалютные биржи и фиатные счета этих бирж.

В мы видим, что регуляторы пытаются контролировать криптовалюты на уровне криптовалютных бирж. Так, Налоговая служба (IRS) потребовала от предоставить список всех пользователей и их транзакций за период с 2013 по 2015 год. Потом IRS пересмотрела этот запрос и попросила предоставить данные только тех пользователей, которые участвовали в сделках на сумму более $25 тысяч. Другие правительства регулируют местные криптовалютные биржи, контролируя движения капитала.

По сути, криптовалютные биржи являются самой уязвимой частью экосистемы. Правительства имеют огромное влияние в этой области. Но как только фиатные деньги будут конвертированы в криптовалюты, которые будут храниться на частных (не относящихся к биржам) кошельках, они станут свободны от государственного контроля.

Когда ваши деньги переведены в криптовалюты, вы можете свободно обменивать свои криптоактивы на другие криптоактивы, используя децентрализованные обменные протоколы (DEX), такие как 0xSWAPOmiseGo и Kyber. Хотя каждый из них имеет некоторые существенные отличия, у них есть одна общая черта: их невозможно остановить. Они фиксируют транзакции в блочной цепи. Даже если создатели этих протоколов исчезнут, биржи смогут работать без их участия.

Правительства интересуются созданием собственных криптовалют

Китайское правительство хочет перевести юань на блокчейн. Создатель Ethereum Виталик Бутерин поддерживает это начинание.

Чтобы было понятно, это не будет публичный блокчейн, такой как Bitcoin или Ethereum. Это, скорее, будет эксклюзивный блокчейн, чтобы Центробанк Китая по-прежнему контролировал монетарную политику. Регуляторы также, вероятно, будут применять такие механизмы, как идентификация, контроль за движением капитала и т.п.

С какой целью правительство будет это делать? Чтобы отслеживать каждую транзакцию.

Правительственная поддержка блокчейнов (даже закрытых), вероятно, будет полезна и для открытых блокчейнов, таких как биткоин, благодаря повышению интереса  к ним и легитимизации технологии.

Кажется вполне разумным, что переводя фиатные валюты на блокчейн, правительства не будут жертвовать возможностью контроля и влияния на точку обмена между принадлежащими им закрытыми блокчейнами и открытыми цепями, такими как биткоин.

Последние рекомендации SEC и Народного банка Китая

Самые крупные новости в последние месяцы были связаны с регулированием. Обратите внимание, что ни один из регуляторов даже не пытался повлиять на сами протоколы. Вместо этого все последние новости на эту тему были сосредоточены на двух вещах: предотвращении мошенничества/скама и обеспечении соблюдения существующих правил регулирования ценных бумаг со стороны эмитентов токенов и бирж – в том случае, если токен является ценной бумагой.

В этой области есть несколько развивающихся историй:

  • SEC публично заявила, что ICO должны соблюдать законы, регулирующие работу с ценными бумагами, если эмитент выпускает ценные бумаги. В опубликованном комиссией документе говорится, что первичные размещения токенов будут оцениваться с помощью теста Howey. ICO, которые нарушили установленные правила до публикации официального руководства SEC, не будут наказываться без предупреждения. Наконец, и самое главное, SEC заявила, что биржи должны либо делистировать ценные бумаги, либо получить статус одобренной комиссией биржи (процесс, который требует нескольких лет). На сегодняшний день ни одна из криптовалютных бирж не была одобрена SEC.
  • Ряд бирж – PoloniexBitfinex – объявили, что они проверят активы на своих платформах и уберут из листинга те из них, которые, по их мнению, являются ценными бумагами.
  • Стартап Shapeshift, собравший всего $50 тысяч на ICO, получил сообщение от SEC. Команда проекта состояла из аматоров, которые никогда не общались с юристом. Взвесив все риски, они приняли решение закрыть проект и вернуть деньги инвесторам.
  • SEC направила запрос к ряду проектов высокого уровня, включая BCAP, MCAP, ICN, NMR, DNT, SAN и MLN. Некоторые из них очевидно являются ценными бумагами, в их числе BCAP, MCAP и ICN. Токен BCAP был выпущен с соблюдением законодательства о ценных бумагах. Другие определённо не являются ценными бумагами: NMR никому не продавался. Эмитент попросту раздал эти токены желающим.
  • Народный банк Китая постановил, что ICO являются незаконными, а эмитенты должны вернуть средства инвесторам.

Мы считаем, что рекомендации SEC выступят катализатором для экосистемы, и она будет развиваться быстрее, чем при их отсутствии. До публикации официальной позиции SEC по ICO, в этой сфере было много неопределённости. Хотя не на все вопросы были получены ответы, на многие они всё-таки появились, и теперь у нас есть понимание того, как SEC подходит к классификации токенов. Индустрия только выиграла от большей ясности, внесённой регулятором.

Мы ожидаем, что в ближайшие недели и месяцы многие мошеннические и скам-проекты будут закрыты. Это приведёт к появлению громких заголовков и краткосрочным колебаниям цены. Однако мы не думаем, что это существенно повлияет на долгосрочное развитие новаторских проектов.

Мы интерпретируем факты обращения SEC к легитимным проектам высокого уровня как простой сбор информации. Судя по доступным данным, ведомство контактирует практически с каждым эмитентом токенов.

Два крупнейших криптоактива – Bitcoin и Ethereum – похоже, не будут подвергаться прямому контролю со стороны американского или китайского правительства.

Мы предполагаем, что в обозримом будущем центром внимания со стороны регуляторов станут биржи. Таким образом власти смогут контролировать коммерцию.

Как торренты стали ответом рынка на закрытие Napster, так децентрализованные биржи (DEX) послужили ответом на ужесточение регулирования криптовалют со стороны властей. В прошлом месяце 0xProject и OmiseGO, которые являются DEX, получили значительные инвестиции (при этом ни один из них не имеет готового к запуску продукта, хотя ZRX сейчас в бете). В ближайшем будущем появится ещё больше DEX, среди которых SWAP и Kyber Network.

Запрет китайских властей на сбор средств через ICO оказал прямое влияние на мошеннические и скам-проекты, которые в значительной степени сосредоточены в Китае.

Заключение

Таким образом, практических способов, с помощью которых правительства могли бы регулировать блокчейн-сети напрямую, не существует. У властей есть 3 варианта: регулировать криптовалютные биржи через контроль существующих банковских систем, внедрять собственные криптопротоколы и регулировать выпуск токенов новыми проектами.

Будут ли правительства пытаться регулировать криптовалюты в рамках уже существующих законов, или же они разработают принципиально новые правила, учитывающие уникальную природу криптовалют, – пока непонятно.

В краткосрочной перспективе регуляторы будут делать упор на борьбу со скамом, мошенничеством и теми, кто нарушает существующие законы о ценных бумагах. Это вызовет небольшую панику на рыке, но не должно повлиять на жизнеспособность проектов высокого уровня, работающих над наиболее интересными протоколами.