Что ждать от китайской блокчейн-сети BSN?

Вчера в КНР состоялся долгожданный запуск китайской сети Services Network (BSN), также известной как ChinaChain (Китайский блокчейн), после чего был дан старт для её коммерческого использования. После 6 месяцев внутреннего тестирования проект BSN был продемонстрирован на виртуальной пресс-конференции, состоявшейся в прошлую субботу. (Виртуальной, потому что массовые собрания запрещены из-за риска повторного всплеска коронавируса).

Что ждать от китайской блокчейн-сети BSN?

Давайте изучим, за счёт чего ChinaChain сможет выполнить своё обещание стать блокчейн-инфраструктурой, которая «изменит мир». И ввиду заявленного глобального масштаба сделает это со скептическим настроем.

Понаблюдав за торжественными субботними мероприятиями в Пекине, проделанная работа и описание проекта должны звучать как «национальная команда». Этот термин подразумевает, что разработка проводилась в командно-административном порядке (сверху вниз) и практически всё контролируется центральным правительством.

Как мы уже сообщали, сеть финансируется и создаётся консорциумом крупнейших телекоммуникационных компаний и банков Китая. Ноды сети связывают 128 городов по всей стране, также они располагаются в 7 городах за пределами Китая — в Париже, Сиднее, Сан-Паулу, Сингапуре, Токио, Йоханнесбурге и Калифорнии (город не был указан). Предположительно, все, кто хочет вести бизнес в Китае, смогут использовать местную инфраструктуру с условием, что будут следовать местным правилам и правилам самой BSN.

Спикеры мероприятия подчеркнули, что ChinaChain — это не просто блокчейн-инфраструктура. Председатель Ассоциации развития BSN Чжигуан Шан охарактеризовал её как «экосистемное явление» и «интернет-среду», которая стремится объединить различные блокчейн-платформы, в том числе Fabric, , , FICSO BCOS от WeBank, Xuperchain от и ChainSQL.

И точно так же, как интернет, этот «блокчейн всех блокчейнов» будет открыт для всех желающих подключиться, в том числе для малого и среднего бизнеса.

Во время презентации Шан часто употреблял слово «пересечение (cross)», пожалуйста, оно действительно звучало чаще других. Согласно официальному проектному документу, BSN спроектирована как «глобальная кросс-облачная, кросс-портальная, кросс-инфраструктурная сеть, используемая для запуска и эксплуатации всех типов блокчейн-приложений».

Другими словами, BSN стремится стать универсальной платформой, дающей пользователям свободу выбора облачных провайдеров, страны, в которой они работают, а также блокчейн-протокола. BSN обеспечивает любой выбор и создаёт среду, в которой информация свободно перемещается между различными типами инфраструктуры. Так же, как интернет размещает веб-сайты, BSN будет размещать тысячи приложений в своей сети.

Само по себе достижение такого уровня эксплуатационной совместимости — немалый подвиг. Многие блокчейн-проекты, от PolkaDot до Cosmo, пытаются решить эту же проблему, но пока не достигли особых результатов. Несмотря на то, что поставщик технологий для BSN Red Date утверждает, что работает с кросс-блокчейновыми решениями, такими как Cosmo, не было представлено никаких доказательств того, что данная технология будет работать бесперебойно.

Тем не менее, нехватка технической осуществимости проекта не обеспокоила множество китайских блокчейн-предпринимателей. Как сказал вице-президент пекинского блокчейн-стартапа PeerSafe Хонгганг Чен, тот факт, что BSN готов принять любые блокчейн-протоколы, от Ethereum до Hyperledger и ChainSQL (который является их собственной блокчейн-инфраструктурой), является захватывающим прорывом.

Запуск и развёртывание блокчейн-сети требует наличие инфраструктуры для хостинга. Около 60% нод Ethereum работают на централизованных облачных серверах, и самым популярным в этом списке является Web Services.

У BSN всё то же самое, во всяком случае пресс-конференция была заполонена представителями облачных партнёров BSN. В поздравительных речах приняли участие не только китайские облачные провайдеры, такие как China Mobile и Baidu Cloud, но и команда AWS China Cloud, которая поддержала конференцию своим виртуальным присутствием.

Учитывая размер и потенциал BSN, неудивительно, что почти все крупные поставщики облачных услуг приняли участие в этих инициативах. Однако вызывает интерес распределение различных облачных провайдеров. Например, пекинская нода работает исключительно на Baidu Cloud, шанхайская — на China Mobile Cloud, а Нинся (важная остановка на древнем Шёлковом пути) работает на AWS. Стоимость доступа участников к каждой ноде также оценивается по-разному, при этом ежемесячная плата зависит от провайдера.

Одно из возможных объяснений заключается в том, что это ограничивает конкуренцию на раннем этапе, пока сеть ещё не «устаканилась». Тем не менее, наличие монополии на хостинговую инфраструктуру также значительно затруднит совершенствование продукта и ценовую конкуренцию.

К работе в BSN будут допускаться протоколы, прошедшие «переработку и усовершенствование» собственной китайской технологией шифрования. Тот же Hyperledger, иностранный протокол на основе , уже включён в BSN. И всё же Шан не принял Hyperledger таким, какой он есть. Он подчеркнул, что его команда работает над «переработкой» протокола с использованием одобренной государством технологии шифрования.

Это локальная «переработка» отражает общую тенденцию в Китае, где политики всё больше озабочены использованием международных стандартов шифрования. Они обеспокоены зависимостью от иностранных поставщиков и потенциальными проблемами, связанными с использованием заграничного оборудования, которое может скомпрометировать данные. Чтобы урегулировать ситуацию, разрабатывает собственные технологии шифрования и сертификации. Как и любой международный стандарт, эта технология выступает в роли объекта исследования с неизвестными свойствами и поэтому может пострадать от своих собственных уязвимостей.

Последствия шифрования с применением китайской технологией огромны.

Несмотря на то, что BSN позволяет каждому приложению хранить собственные приватные ключи, учитывая, что стандарт шифрования принадлежит правительству Китая, нет никакой гарантии, что информация не может быть ими использована. Это создаст огромный риск для международных приложений, особенно для тех, которые работают с конфиденциальными данными.

Ярким аргументом в пользу светлого будущего BSN является тот факт, что эта сеть является в той или иной степени государственным техническим решением.

Опять же, проект поддерживается консорциумом, крупнейшими спонсорами которого являются China Mobile, UnionPay и Государственный информационный центр (вроде ИТ-департамента для правительства). Эти титаны предоставляют проекту все ресурсы — технические и политические, ведь чтобы обеспечить принятие технологии на национальном уровне, нужно многое.

Например, в настоящее время электронные медицинские записи хранятся локально по всему Китаю. Координация всех этих данных стоит дорого и занимает много времени, особенно сейчас, когда это делается вручную. Но сеть BSN даёт надежду на участие Национального бюро здравоохранения, которое будет работать с местными больницами и создаст общий реестр, улучшающий обмен данными пациентов по всей стране.

Первоначально только BSN получит полномочия на подобного рода операции.

Тем не менее, несмотря на возможность внесения изменений в существующее положение дел, на BSN будут работать исключительно те проекты, которые приносят дополнительные преимущества, потому что, опять же, это централизованная блокчейн-сеть, которая не защищена от несанкционированного доступа. Простые варианты использования (например, оплата членского взноса) в BSN могут выполняться беспрепятственно, но с доказательством истинности происхождения и прозрачностью будет труднее.

Например, кому-то будет гораздо проще «подкорректировать» данные поддельного или испорченного продукта в BSN, чем в Ethereum. Другими словами можно выбирать, что записывать в цепочку, а что нет. И именно это заставляет задуматься о минусах BSN.

Наконец, давайте взглянем шире и зададимся вопросом, почему две государственные компании, у которых нет опыта работы с блокчейном или соответствующими продуктами, хотят сотрудничать в рамках блокчейн-инфраструктуры?

Один из ответов звучит так: цель состоит в том, чтобы поощрить блокчейн-политику центрального правительства, учитывая, что ответственным за China Mobile является сын члена комитета Политбюро Китая.

Однако если основным мотивом является политика, то как только этот стимул исчезнет, BSN будет трудно добиваться новых высот. В конце концов, что произойдёт, когда правительство перейдёт к следующей новой технологии? Оно точно не откажется от предыдущего детища, но сместит фокус.