Оглавление

Стивен О’Нил, социолог из британского Лидса и страстный поклонник криптовалют, рассматривает подходы центральных банков различных стран к выпуску собственных цифровых активов. Оригинальная статья опубликована на сайте Cointelegraph.

20 октября этого года Масаёши Амамия, заместитель директора Банка Японии, повторно высказал свою отрицательную позицию в отношении цифровых валют, выпускаемых центральными банками (Central Bank-Issued Digital Currencies, CBDC), утверждая, что они вряд ли могут улучшить существующие денежные системы.

Концепция CNBC, или национальных криптовалют, привлекает внимание правительств многих стран мира. Некоторые из них уже запустили собственные виртуальные валюты, другие продолжают анализировать их влияние на экономику, в то время как третьи, к примеру Япония, решили вообще отбросить эту идею. В данной статье я подробно рассмотрю концепцию CBDC и то, почему одни правительства делают выбор в пользу этих валют, а другие предпочитают от них отказаться.

Что такое CBDC?

CBDC — это виртуальные валюты, которые выпускаются и контролируются федеральными органами. Следовательно, они полностью регулируются государством. CBDC, в отличие от большинства криптовалют, не децентрализованы, они представляют собой те же фиатные валюты, только в цифровой форме.

Центральный банк, который выпускает свою CBDC, становится не только её регулятором, но и владельцем счетов клиентов. Каждая единица такой валюты работает как безопасный цифровой эквивалент бумажных денег и обычно управляется с помощью технологий распределённого реестра.

CBDC можно рассматривать в качестве реакции центральных банков на растущую популярность криптовалют, которые помогают обойти контроль регуляторов. Такие цифровые активы берут лучшее от криптовалют, а именно удобство и безопасность, объединяя эти черты с проверенными временем функциями, а именно с контролем за денежным обращением и поддержкой центрального банка.

Швейцария: Блокчейн не более полезен, чем компакт-диски. Так стоит ли выпускать CBDC?

Швейцария считается одной из самых дружественных к криптовалютам и блокчейну европейских стран. Тем не менее она выражает сомнения относительно полезности CBDC.

В июне этого года председатель совета директоров Национального банка Швейцарии Томас Мозер заявил, что криптовалюты и блокчейн недостаточно инновационны, чтобы стоило выпускать цифровую валюту, поддерживаемую государством. Выступая на конференции Crypto Valley Blockchain Conference в Цуге, также известном как «криптодолина», Мозер сравнил блокчейн на его нынешнем уровне развития с «бесполезной инновацией» в производстве компакт-дисков, аргументируя это тем, что криптовалюты лишь имитируют уже существующие продукты, такие как цифровые акции, облигации и ваучеры:

Нечто подобное должно произойти и с биткоином. Люди принимают что-то новое, только если оно лучше работает или более дёшево.

На следующий день он заявил порталу Business Insider, что, хотя центральные банки изначально проявляли интерес к выпуску CBDC, этот «энтузиазм уменьшился из-за тех последствий для финансовой стабильности, которые они могут вызвать».

Ранее Швейцария действительно рассматривала вопрос выпуска собственной CBDC, получившей предварительное название e-franc: в мае Федеральный совет правительства Швейцарии запросил отчёт о рисках введения цифровой валюты, поддерживаемой правительством, а также связанных с этим возможностях. Идея разработки национальной криптовалюты была предложена в феврале Ромео Лахером, председателем швейцарской фондовой биржи SIX, заявившим, что «e-franc под контролем центрального банка создаст множество синергетических эффектов, и это будет полезно для экономики».

Китай: Цифровые валюты центробанков технически неизбежны

Народный банк Китая (НБК) на протяжении некоторого времени изучает концепцию CBDC. Для этой цели в прошлом году был создан исследовательский институт Digital Currency Research Lab.

Недавно, в сентябре этого года, НБК расширил сферу деятельности института за пределы столицы страны, открыв новый исследовательский центр в Нанкине. Это может свидетельствовать о том, что национальная цифровая валюта Китая находится в стадии разработки. Более того, в октябре Народный банк открыл четыре вакансии для профессионалов, работающих в области криптовалют. Они займутся разработкой защищённой платформы и специального чипа, который позволит проводить криптотранзакции.

Ранее, в марте текущего года, тогдашний глава НБК Чжоу Сяочуань выразил осторожную позицию регулятора по этому вопросу:

Если блокчейн-технологии будут развиваться слишком быстро, это может иметь негативное влияние на потребителей. Последствия для финансовой стабильности и проведения кредитно-денежной политики также могут оказаться непредсказуемыми.

Чжоу отметил, что такая цифровая валюта в конечном итоге уменьшит объём обращения наличных денег, подчеркнув, что банк «должен предотвратить существенный и непоправимый вред» для национальной экономики. Тем не менее, по данным China Daily, он также заявил, что развитие цифровых валют «технологически неизбежно».

Гонконг: CBDC «не превосходят ныне существующие инфраструктуры»

Гонконг занимает более чёткую позицию по отношению к CBDC, чем материковый Китай: в мае его правительство выпустило пресс-релиз, в котором говорилось, что Гонконг в ближайшем будущем не будет выпускать CBDC. Это аргументировалось существованием эффективной платёжной инфраструктуры. Заявление было подписано Джозефом Ченом, исполнительным секретарём по финансовым услугам и казначейству в Законодательном совете.

Чен пояснил, что комитет по платёжным и рыночным инфраструктурам (CPMI, орган, состоящий из членов НБК и Валютного управления Гонконга) и комитет банка по рынкам по международным расчётам совместно изучили потенциальные последствия выпуска CBDC. Их отчёт в конечном итоге показал, что «предлагаемые в настоящее время реализации CBDC для оптовых платежей выглядят в целом сходными с существующими инфраструктурами и явно не превосходят их».

В документе также утверждалось, что любые преимущества CBDC могут быть нивелированы из-за существования эффективных продуктов для частных розничных платежей, что делает CBDC «объектом, который требует дальнейшего изучения и лучше разработанного доказательства концепции, чтобы определить его пригодность для платёжных приложений».

Венесуэла: Собственная криптовалюта, хотя и сомнительная

В феврале 2018 года правительство Венесуэлы запустило национальную криптовалюту под названием Petro, или Petromoneda. Мир впервые узнал об этом проекте в декабре 2017 года, когда президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил по ТВ, что его правительство планирует выпустить криптовалюту, обеспеченную запасами нефти, золота и минеральных ресурсов страны. В январе 2018-го Мадуро сделал уточнение, заявив, что планируется выпустить около 100 млн. токенов Petro, подкреплённых эквивалентным количеством баррелей нефти. По словам Мадуро, ряд фиатных валют, включая российский рубль, китайский юань, турецкую лиру и евро, будут свободно конвертироваться с Petro.

Petro как таковая — это не CBDC, поскольку она не выпускается местным центральным банком и не связана с существующей валютой страны, суверенным боливаром (хотя и свободно обменивается на него). Главный разработчик эфириума Джои Чжоу недавно отметил, что white paper Petro частично скопирован с соответствующего документа Dash, заимствованного из репозитория GitHub.

Цифровая валюта Венесуэлы была разработана для того, чтобы избежать санкций США, которые негативно повлияли на экономику страны, или, по выражению Мадуро, чтобы прорвать «финансовую блокаду», созданную администрацией Дональда Трампа, президента Соединённых Штатов.

Трамп в свою очередь в марте текущего года издал специальный указ с целью предотвратить участие американских инвесторов в ICO Petro, которое стартовало 20 февраля 2018 года. По заявлению Мадуро, в ходе предварительной продажи до начала краудсейла Petro было привлечено в общей сложности $5 млрд., что делает данное ICO одним из крупнейших на текущий момент. Для сравнения, в ходе ICO Telgram было привлечено $2 млрд., а EOS — $1 млрд. Сейчас как раз стартует публичная продажа.

По некоторым данным, выпуск Petro связан с Россией. Согласно анонимным источникам, цитируемым в статье Time, криптовалюта получает поддержку со стороны России ещё с 2017 года (таким образом РФ якобы тоже хочет обойти санкции со стороны стран Запада).

Как сообщал источник в одном из российских государственных банков, «люди, близкие к Путину», доложили ему, что с помощью Petro можно обойти антироссийские санкции. Эти утверждения позднее были опровергнуты Константином Вышковским, директором Департамента государственного долга и государственных финансовых активов Министерства финансов РФ.

Правительство Венесуэлы начало активно стимулировать использование Petro жителями страны ещё до старта официальных продаж. К примеру, недавно Petro стала единственной валютой, с помощью которой венесуэльцы могут оплатить госпошлину за выдачу паспорта. Так, с 8 октября новый документ обойдётся жителю страны в два Petro, а продление — в один токен. Минимальная месячная заработная плата в Венесуэле, по сообщениям Bloomberg, в четыре раза меньше стоимости нового паспорта.

Кроме того, в своём недавнем выступлении по ТВ Николас Мадуро заявил, что в ближайшее время рабочие начнут получать бонусные выплаты в Petro, а не в суверенных боливарах.

Япония: CBDS заработают, когда не будет наличных денег, а сегодня обойтись без наличных невозможно

Япония, страна, в которой биткоин признан официальным платёжным средством, дважды за последнее время публично отказалась от концепции CBDC. 20 октября этого года заместитель директора Банка Японии Масаёши Амамия выразил сомнения в эффективности CBDC, добавив, что банк не собирается выпускать свою цифровую валюту в ближайшее время.

В частности, Амамия ответил сторонникам теории, что CBDC могут помочь правительствам решить проблему «нулевой нижней границы» — ситуации, когда процентные ставки снижаются до нуля и теряют свою эффективность в качестве инструмента для стимулирования экономики. Согласно этой теории, CBDC позволят центробанкам стимулировать экономику путём взимания больших процентов за депозиты физических и юридических лиц, тем самым мотивируя их тратить больше денег.

Амамия заявил, что взимание процентов по валютам, выпущенным центральными банками, будет работать только в том случае, если центробанки полностью выведут физическую валюту из обращения. В противном случае люди будут продолжать конвертировать цифровые валюты в наличные для того, чтобы избежать уплаты процентов.

Ликвидация фиатных денег в Японии «не является нашей задачей как центрального банка», поскольку наличные остаются популярным средством платежей в стране, объяснил Амамия.

Читайте также:   Город Нью-Йорк разрешил доступ к биткоинам через банкоматы

Ранее, в апреле 2018 года, Банк Японии публично отверг идею CBDC, поскольку, по заявлению того же Амамии, такие валюты могут оказать негативное влияние на существующую финансовую систему. Амамия отметил, что CBDC «стимулируют глобальную дискуссию о том, в какой степени центральные банки должны предоставлять обществу информацию об устройстве своей платёжной и расчётной инфраструктуры».

Выпуск центральным банком цифровой валюты для общего использования может быть аналогичен предоставлению домашним хозяйствам и компаниям прямых счетов в центральном банке. Это может оказать значительное влияние на двухуровневую валютную систему с частными банками в качестве посредников.

Евросоюз: К принятию CBDC не готов

Создаётся впечатление, что Европейский союз занял выжидательную позицию в отношении CBDC. В сентябре текущего года президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги объявил Европейскому парламенту, что у ЕЦБ нет планов по выпуску цифровой валюты.

Драги объяснил, что «технологии, которые могут быть использованы для выпуска цифровой валюты центрального банка, вроде технологий распределённого реестра, ещё не прошли тщательного тестирования и требуют дальнейшего существенного развития», прежде чем ЕЦБ обратится к рассмотрению возможности их использования.

Подчеркнув, что ЕЦБ и Евросоюз в настоящее время не планируют выпускать цифровую валюту, Драги также добавил, что банк «тщательно анализирует потенциальные последствия выпуска такой валюты в качестве дополнения к наличным деньгам».

Более того, он использовал ещё один популярный аргумент противников CBDC, сказав, что центральному банку придётся конкурировать с другими кредитными организациями в секторе розничной торговли:

Если центральный банк будет управлять счетами домашних хозяйств и компаний, это будет означать, что он вступит в конкуренцию за размещение банковских депозитов с другими участниками банковского сектора, что приведёт к потенциально большим операционным издержкам и рискам.

Наконец, Драги добавил, что в настоящее время «нет конкретной необходимости» выпускать дополнительную валюту в еврозоне, поскольку спрос на наличные деньги в ЕС продолжает расти.

Ранее, в сентябре 2017 года, Драги, отвечая на вопрос о национальных криптовалютах, отметил следующее:

Ни одно государство — член ЕС не может ввести собственную валюту […] Валюта еврозоны — это евро.

После этого заявления Эстония прекратила разработку национальной криптовалюты Estcoin.

Более того, в июле этого года федеральное Министерство финансов Германии в ответ на вопрос финансового эксперта парламентской фракции «зелёных» Герхарда Шика заявило, что выпуск CBDC будет слишком рискованным предприятием, подчеркнув негативную позицию Германии в этом вопросе.

Деловое издание Handelsbladt цитирует Министерство финансов:

На сегодня нет убедительных причин для выпуска центральным банком цифровой валюты для широкого пользования как в Германии, так и в других странах еврозоны.

Минфин Германии утверждает, что потенциальные выгоды от введения CBDC, такие как высокоскоростные банковские переводы, могут быть достигнуты другими способами. Кроме того, CBDC содержат в себе «ряд рисков, которые не могут быть достаточно хорошо оценены».

Другие опасения, озвученные министерством, заключаются в том, что центральный банк, выпустив криптовалюту, может поставить под угрозу свою независимость, хотя и получит более сильную позицию в финансовой системе. При возможном кризисном сценарии он рискует столкнуться с более быстрым и масштабным банкротством из-за низких транзакционных издержек. Министерство указало и на такие традиционные проблемы, как отмывание денег и финансирование терроризма.

Канада: CBDC интересны и могут повысить благосостояние населения

В ноябре 2017 года Банк Канады опубликовал отчёт под названием «Цифровая валюта центрального банка: движущие силы и последствия», одним из авторов которого стал сотрудник валютного отдела организации. Несмотря на то, что этот документ не в полной мере отражает позицию Банка Канады в отношении к CBDC, он наглядно свидетельствует о его заинтересованности в вопросе.

Вкратце, в документе утверждается, что по мере того, как общество движется в направлении безналичных расчётов, основной источник дохода центрального банка, его сеньораж, то есть прибыль от печатания дополнительного количества денег, уменьшается. Выпуск CBDC в свою очередь поможет поддерживать сеньораж на должном уровне путём создания цифровых денег.

Хотя в отчёте Банка Канады отмечается, что снижение платы за транзакции и финансовая инклюзия являются другими потенциальными преимуществами CBDC, их анонимность «нежелательна для цифровой валюты, которую выпускает центральный банк». В документе делается вывод, что необходимо провести дополнительные исследования, прежде чем принимать решение о целесообразности внедрения Банком Канады собственной CBDC.

В июле 2018 года Банк Канады выпустил ещё одно исследование. В нём Мохаммад Р. Давудалхоссейни, сотрудник Департамента управления фондами и банкинга, утверждает, что CBDC имеют «определённые потенциальные преимущества и могут быть интересны», а также способны «принести Канаде рост благосостояния в 0,64%».

Иран: Запретить криптовалюты, но выпустить CBDC

В апреле этого года, через несколько дней после запрета всех криптовалютных сделок для местной банковской сферы, министр правительства Ирана подтвердил факт разработки экспериментальной модели внутренней цифровой валюты. Министр по информационным и коммуникационным технологиям правительства Ирана Мохаммад Джавад Азри-Джахроми заявил:

Запрет центральным банком криптовалютных сделок не означает отказ от использования цифровых валют внутри страны.

Примечательно, что Азри-Джахорми не сказал, станет ли внутренняя цифровая валюты доступной для населения и будет ли она выпущена Почтовым банком, в котором 51% акций принадлежит государству, или другим государственным органом.

Можно провести параллель между иранской экспериментальной криптовалютой и докладом, в котором утверждается, что Иран и Россия могут начать использовать криптовалюты, чтобы обойти санкции Запада. В мае этого года Мохаммад Реза Пуребрахими, глава парламентской комиссии по экономическим вопросам, оценил криптовалюты как многообещающий способ ухода от транзакций в долларах США, а также как возможную замену межбанковской платёжной системе SWIFT.

Действительно, не так давно американское Бюро по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) призвало к проверке возможности использования Ираном криптовалют для обхода санкций.

Сингапур: CBDC кажутся эффективными, но не для общественного использования

Сингапур далеко продвинулся в экспериментах с CBDC, но вряд ли они будут приняты для публичного использования.

В июне 2017 года валютное ведомство Сингапура (Monetaty Authority of Singapore, MAS) опубликовало отчёт о так называемом «проекте Убин» по «разработке токенизированной формы сингапурского доллара на блокчейне эфириума». Проект представляет собой результат сотрудничества между центральным банком Сингапура и блокчейн-консорциумом R3 и ориентирован на разработку пилотного блокчейна для упрощения трансграничных платежей.

Однако в январе 2018 года управляющий директор MAS Рави Менон раскритиковал идею CBDC. В интервью Financial Times он утверждал:

Зачем центральному банку выпускать цифровую валюту для всеобщего использования — для небанковской общественности? Если возникнет какая-либо нервозность населения в отношении банков, все устремятся в центробанк со своими депозитами. И если все разместят депозиты в центральном банке, то кто будет предоставлять кредиты?

Швеция: Безналичному обществу может понадобиться CBDC

В декабре 2017 года центральный банк Швеции (Riksbank) опубликовал свой план действий в рамках второго этапа проекта e-Krona. Этот проект определяется как «единое средство электронных платежей» в качестве дополнения к наличным деньгам. В документе также отмечается, что Riksbank «ещё не принял решения о целесообразности выпуска электронной кроны и что её назначение не в замене наличных денег».

Действительно, основной причиной выпуска электронной кроны стала резко снизившаяся популярность наличных денег в стране. Центробанк провёл исследование, по некоторым причинам недоступное сегодня в интернете, первые результаты которого относятся к сентябрю 2017 года.

В случае своего внедрения e-Krona сможет работать в двух системах: основанной на стоимости и основанной на регистрации. Последняя призвана содержать балансы в цифровой валюте, хранимые учётными записями центральной базы данных, потенциально основанной на блокчейне, в то время как основанная на стоимости e-Krona будет храниться отдельно на «депозитных валютных счетах». Вероятность того, что Riksbank выпустит CBDC, достаточно высока: Швеция уверенно движется к тому, чтобы стать первой страной в мире, отказавшейся от наличных денег.

Великобритания: CBDC хороши, но они могут поставить под угрозу существование коммерческого банковского сектора

В мае этого года Банк Англии высказал свою позицию по отношению к CBDC в двух рабочих документах.

Во-первых, ЦБ Великобритании опубликовал исследование, в котором анализируются различные риски, связанные с CBDC. В документе, в частности, сказано, что в первом приближении нет оснований полагать, что введение CBDC негативно скажется на сфере частных кредитов или обеспечении ликвидности экономики.

В другом документе банка говорится о том, что CBDC может поставить под угрозу функционирование доходной бизнес-модели, используемой сегодня коммерческими банками, а именно хранения наличных средств физических лиц и корпораций. Если одобрить «радикальную идею» предоставить населению возможность хранить свои деньги в центральном банке в выпускаемых им цифровых валютах и беспрепятственно передавать последние, используя цифровые кошельки, то это может иметь критические последствия для коммерческого банковского сектора, предупреждают авторы исследования.

Банки могут испытать отток розничных депозитов, особенно в случае финансового стресса.

В мае текущего года глава Банка Англии Марк Карни заявил, что не сомневается в перспективах CBDC, но подчеркнул, что не стоит ожидать их запуска в ближайшее время.

Индия: Печатать наличные дорого, CBDC могут оказаться дешевле

Индия одной из последних присоединилась к странам, активно занимающимся исследованиями CBDC: в августе этого года Резервный банк Индии подтвердил создание межведомственной группы, задачей которой будет анализ полезности выпуска цифровой рупии.

По всей видимости, соображения экономии стали важным мотивом для изучения CBDC, привязанной к фиатной валюте: по данным издания Economic Times, предполагаемая стоимость печати бумажных денег в Индии составит в 2018 году 6,3 млрд. рупий (около $89 млн.). Более того, в докладе банка утверждается, что расходы на выпуск фиатных денег мотивируют центральные банки и в других странах перейти к цифровым валютам:

В глобальном масштабе растущие издержки по выпуску бумажных и металлических денег привели к тому, что центральные банки многих стран мира изучают возможность введения цифровых валют.

Другие факторы, упомянутые в докладе Резервного банка Индии, включают в себя быстрые изменения в индустрии платежей и рост частных цифровых токенов.

Махеш Макхия из Ernst&Young India сообщил в интервью местной газете, что «идея выпуска цифровой валюты центральным банком очень многообещающая, хотя и придётся решать проблемы, связанные с подделкой».